Запрещенное интервью Маршала Жукова

Чтобы посмотреть в большем размере, нажмите «Подробнее».

Описание:

Специальный выпуск программы — интервью с Маршалом СССР Георгием Жуковым. Впервые на телевидении спустя 44 года. Известный писатель Константин Симонов беседует с легендарным военачальником Георгием Жуковым. Эту запись еще никто не видел, она пролежала в архивах свыше 40 лет, хотя должна была стать частью документального проекта.

Представляя героя выпуска, Владимир Познер сообщил, что интервью с военноначальником было записано в 1966 году, оно должно было стать частью проекта «Если дорог тебе твой дом», к 25-летию Битвы под Москвой.

Сам фильм вышел в 1967 году только после значительного монтажа, многие кадры убрали по настоянию Главного политического управления Советской и Армии и Военно-Морского флота. А интервью с Жуковым, которое взял писатель Константин Симонов, в фильм не поставили. Более того, поступил приказ уничтожить, «смыть запись». Уникальные кадры сохранились благодаря отцу ведущего – Владимиру Познеру, который «выкрал пленку, смонтировал ее на другой киностудии и сдал в архив».

Отвечая на вопросы К.Симонова, Г.Жуков рассказал, что был хорошо осведомлен о сложившейся обстановке под Москвой в конце сентября 1941 года.

Самым опасным моментом для судьбы Москвы Г.Жуков считает период с 6 по 13 октября, когда «можайская линия обороны не представляла надежной защиты». » В этот момент противник имел возможность без особых препятствий рвануть на Москву, он имел хорошо укомплектованные группировки, особенно бронетанковые войска. Можайская линия обороны являлась для нас в тот период решающей, и мы в первую очередь старались усилить этот рубеж обороны, привлекали силы из соседних резервных соединений, но их было недостаточно», — заметил маршал.

Г.Жуков признал, что у командования не было уверенности, что этот рубеж будет удержан. «Возникает вопрос, была ли уверенность у нас, у командования, у штаба фронта, что мы удержим эту линию обороны и сумеем остановить противника на Можайском рубеже? Должен прямо сказать, что полной уверенности у нас, конечно, не было».

Поэтому было принято решение о подготовке тылового рубежа обороны, а командующим были разосланы секретные приказы с указаниями что делать, если не удастся удержать противника на Можайском рубеже.

Другие моменты в битве тоже были опасными, считает командующий, однако «на пути к Крюково, Яхроме, Красной Поляне и Кашире противник понес такие потери, что по существу уже не был способен продолжать наступление и стал менее опасен».

Г.Жуков рассказал причины близости расположения штаба фронта к расположению немецких войск. «Откровенно говоря, мы не думали о том, что расстояние становится опасным, мы исходили из других соображений: факт отхода штаб фронта в тыл в такой тяжелый для войск момент могли воспринять плохо, в войсках могло создаться впечатление, что положение не совсем успешное».

Маршал обратил внимание на то, что много неточностей написано о плане контрнаступления. «До 1 декабря в наших замыслах не было контрнаступления, вся забота была – остановить противника, измотать и нанести контрудары, чтобы отбросить его». И только после того, как стало понятно, что противник выдохся, у него нет сил наступать на Москву, было принято решение развернуть контрнаступление.

В создании интервью участвовали: В.Ордынский, К.Симонов, Е.Воробьев, В.Николаев, Н.Павленко, В.Познер, Л.Бутузова, А.Васильев, Л.Дзегилевич, Н.Кропотов, М.Ленгефер, Ф.Могилевский, Н.Никольская, В.Сивков, Л.Хволовский,

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *