Путин. Медиа-Форум ОНФ. Кратко.

Нас нет в ОНФ (Общероссийский народный фронт, разрешенная в России организация), хотя мы (Союз-В) пишем,анализируем,приводим свои ветеранские доводы, иногда спорим и подаем надежды. Но в России кроме нас еще сотни подобных и самое главное в России есть СМИ (газеты,журналы,телевидение) и по сути они свободны в выражении слова. Вопрос что после…помните:

-» А что мне за это будет?»

-«Да ничего не будет»

-«!!!»,

-«Ничего не будет,ни шашки ,ни коня не будет»

Мне нравится Президент Путин как человек,как русский мужик и лидер определенной группы! Но, я не понимаю его политики как Президента. Я был в Кеми, в Лоухи,был Пяозерском,Соддере, Надовицах…я был в маленькой Финляндии,где нет полезных ископаемых и углеводородов. Я не могу понять политики,не разгадал тайну Президента

Д.Н.Гвоздев, Председатель КРОО «Союз-В»

Все чувствуют, что сейчас каждое его слово превратится в указы, в передовицы газет, в переброски батальонов, в отставки и назначения.

Москва. Июнь 2004

Я только закончил школу. Вместе с лучшими учениками из Вологодской области нас отправляют в столицу — на всероссийский выпускной бал.

Большой Кремлёвский дворец. На сцену выходит Путин. Он долго не может заговорить — потому что тысяча подростков несколько минут аплодирует ему.

Днём ранее, провожая в Москву, родители напутствуют: «Посмотри на город, тебе там поступать в вуз. Не поступишь — в армию заберут».

В 2004 году никто не рассуждает о запрете коллекторов или «мобильного спама». Журналисты говорят об ужасах российской армии и беспределе террористов на Кавказе.

Петербург. Апрель 2016

Я уже работаю журналистом и лечу в Петербург — на медиа-форум Народного фронта, вместе с еще четырьмя сотнями журналистов со всей страны.

Перед приходом Путина сама собой устанавливается тишина, ведь все чувствует, что сейчас каждое его слово превратится в указы, в передовицы газет, в переброски батальонов, в отставки и назначения.

В моей левой руке смартфон — я гоню видеотрансляцию на сайт «Комсомолки» и читаю комментарии зрителей со всего мира. Например, по-английски: «СлаваРоссии, слава Путину и вашему великому народу».

Ещё один телефон — в моей правой руке: я шарашу в редакцию «молнии». Сеть сельских кинотеатров будет восстановлена. Вокруг Москвы создадут 70-километровый лесозащитный пояс…

 

 

Москва. Июнь 2004

Все рукоплещут Путину — но не я. Мне 16, и я хочу знать, когда Черноморский флот перестанут попирать в Крыму. Когда наша армия перестанет быть сборищем плохо одетых дистрофиков. Когда начнут развивать Дальний Восток. Когда в нашей стране наконец-то появится идеология — отличная от «кравового советского прошлого», которым всех нас закармливают «независимые» телеканалы и газеты.

Петербург. Апрель 2016

В дискуссию с президентом вмешивается один из гостей, германский политолог Вилли Виммер:

— Вы полагаете, будто идеологии в современной России нет? — гость говорит по-немецки, а Путин переводит. — Вы в корне не правы! — горячится Виммер. — Русская идея — это уважение к семье, это любовь к своему прошлому, это защита духовных ценностей и справедливости!

«Кто этот немец, если его переводчик — Путин?» — недоумевают вокруг.

Через 2,5 часа пресс-конференция завершается. Региональные журналисты, многих из которых местные власти даже не замечают, говорили Путину об убитых рязанских дорогах и лихоимстве чиновников на Юге России. Спрашивали прямо о скандале с офшорами, в котором фигурирует друг Путина.

Если это не свобода слова — то я не знаю, чем тогда она может быть.

И я вспоминаю мальчиков и девочек, которые были вместе со мной на выпускном балу в 2004-м. С некоторыми из них мы вновь вместе, на встрече с президентом в 2016-м. И мы знаем, что это — лишь начало.

 

Общение с участникам форума региональных СМИ в Питере Владимир Путин начал с рискованной шутки:

— Символично, что вы собираетесь именно в Петербурге. Раньше Ленинград называли городом трех революций. Надеюсь, что результатом ваших усилий не будет четвертой революции

Впрочем, тут же оговорился, что ждет от организовавшего форум ОНФ совсем другого.

— Сидеть где-то там на Олимпе и сверху посматривать, чего происходит, это одно. А другое дело — непосредственно, напрямую работать с людьми, чувствовать, что происходит, и нести, самое главное, ответственность за свои слова и дела, — сформулировал президент.

Журналист из Дагестана с глобальным замахом спросил, почему Запад замалчивает успехи России в Сирии?

— Как бы там кому бы ни хотелось принизить роль и значение наших действий по борьбе с террором, замолчать эти события, это просто невозможно, — отреагировал Путин. — Но желание такое есть. У людей своя работа. У вас работа — что-то вынести на суд общественности, а там стоит задача принизить, замолчать, недоинформировать своих зрителей, слушателей, читателей. Жизнь будет идти своим чередом, и нас это не очень волнует. Нам важен результат.

Отношения России и Запада стали отдельной темой, и особо подбирать выражения Путин не стал.

— Предпринимаются попытки раскачать изнутри, сделать нас более покладистыми и причесать нас так, как им хочется, — заявил он. — Самый простой способ — это внести какое-то недоверие внутри общества, к органам власти, к органам управления, настроить одних против других. Это с блеском было применено в трагические годы Первой мировой войны, когда страну просто довели до распада. Наше отношение к событиям на юго-востоке Украины, более мелкие вещи есть — такие например, как невыдача господина Сноудена. Это все — раздражители наших отношений. Запад привык к монополии на международной арене и не хочет ни с кем считаться.

На медиа-форуме президент рассказал об обвинениях Запада, друге Сергее Ролдугине и национальной идее. Фото: Михаил Климентьев/ТАСС

На медиа-форуме президент рассказал об обвинениях Запада, друге Сергее Ролдугине и национальной идее. Фото: Михаил Климентьев/ТАСС

Главная новость последних дней — «панамское офшорное расследование» и попытки обвинить в коррупции президента России. Путин отреагировал на вопрос об этом развернуто:

— Вашего покорного слуги там нет, но задание-то есть, надо работать. Что они сделали? Сделали информационный продукт. Нашли моих знакомых и друзей, значит, что-то там поковыряли и слепили. Вот есть какой-то друг господина президента России, он что-то там сделал, наверное, это имеет какую-то коррупционную составляющую… Какую? Да никакой там нет.

Путина упрекали в дружбе с музыкантом Сергеем Ролдугиным, чей бизнес попал под подозрение. Президент от друга не отказался.

— Теперь что касается Сергея Павловича Ролдугина…, — начал он. — Человек творческий очень. Многие творческие люди в России пытаются заниматься бизнесом. Насколько мне известно, Сергей Павлович тоже. Но какой это бизнес? Он является миноритарным акционером в одной из наших компаний и там какие-то деньги зарабатывает, но это, конечно, не миллиарды долларов, чушь, ничего подобного.

Тут Путин немного приоткрыл завесу над Ролдугиным:

— Почти все деньги, которые он там заработал, он истратил на приобретение музыкальных инструментов за границей и привез их в Россию. Я знаю, что он уже несколько месяцев занимается оформлением этих музыкальных инструментов в собственность государственных учреждений, и на протяжении многих лет занимается, не выпячивая себя, организацией концертов, продвижением русской культуры за границей, фактически оплачивает из своих средств. Я горжусь, что у меня есть такие друзья!

Президент объяснил, почему он отказался ехать на прошедший в Вашингтоне форум по ядерной безопасности. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Президент объяснил, почему он отказался ехать на прошедший в Вашингтоне форум по ядерной безопасности. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Президент объяснил, почему он отказался ехать на прошедший в Вашингтоне форум по ядерной безопасности.

— Я не против был поехать, и коллега мой лично меня приглашал, — сказал Путин, имея ввиду Барака Обаму. — Но наши эксперты в сфере ядерной деятельности и министерство иностранных дел не рекомендовали это делать. Стало ясно, что это такое домашнее мероприятие, скорее всего американское, а обычно мероприятия подобного рода и уровня проходят на основе консенсуса и возможности принять участие в выработке окончательных решений. Такая крупная ядерная держава как Россия не может участвовать или освящать такое мероприятие своим присутствием и не иметь возможности влиять на выработку конечных решений.

Кроме этого у России к США в ядерной сфере накопились претензии — в частности это невыполнение Вашингтоном обязательств в рамках соглашения об уничтожении оружейного плутония.

— Мы договорились, что этот материал будет уничтожаться промышленным способом, а для этого нужно было построить специальные предприятия, — объяснил он. — Более того, недавно они объявили, что они предполагают уничтожать наработанное ядерное топливо, разбавляя его и утилизируя в определенных емкостях. Это означает, что они сохраняют за собой так называемый возвратный потенциал: то есть его можно извлечь, переработать и опять превратить в оружейный плутоний. Так мы не договаривались, и теперь мы должны будем подумать, что с этим делать и как нам на это реагировать.

То есть «раздражители» между Москвой и Вашингтоном сегодня — это не только Украина и Сноуден.

— Это тоже будет, видимо, одним из раздражителей, который вызовет соответствующую реакцию и поиск новых офшоров, — сказал Путин. — Но нашим партнерам нужно понимать, что шутки шутками, а их работа по продвижению информационных продуктов, направленных против России, это одно, а серьезные вопросы, особенно в области ядерных вооружений, это совершенно другое, и нужно быть в состоянии исполнить свои обязательства.

Про обещания США он, кстати, ничего не забыл.

— Нам сказали, что Гуантанамо закроют, — привел пример президент. — Ну и что, закрыли? Нет. До сих пор там люди в кандалах ходят. Средневековье какое-то просто. И все как бы правозащитные организации язык проглотили, никто ничего не говорит. Трудно себе представить, что в современном мире это происходит: без суда и следствия люди сидят в заточении. Просто невероятно себе это представить. Можете себе представить, чтобы у нас такое было? Даже в голову не приходит.

Один из журналистов спросил Путина: какой он видит Россию своей мечты?

— Это должна быть самостоятельная, мощная, эффективная, современная, устремленная в будущее страна, в которой жить комфортно, приятно и престижно, — ответил Путин, практически не задумываясь.

Видимо от воодушевления этим его тут же спросили ни больше ни меньше, как про национальную идею:

— О боже! — сказал Путин, но от ответа и на этот раз не ушел. Правда, сначала спросил мнение немецкого журналиста Вилли Вимера, которого сам же и перевел для присутствующих.

— Национальная идея нашей страны — патриотизм, — заявил он. — Для России и для русского человека очень важно чувство патриотизма, национальной идентификации, то, что в некоторых странах Европы утрачивается к сожалению для них. У нас это внутри есть, у нас это в сердце — любовь к Отечеству.

 

А нам Россиянам остается верить Президенту, делать всё что от нас зависит для прогресса нашей Родины и Государства. А прогресс, как я уже говорил, это «Когда наши дети становятся лучше нас»

Союз-В

оригинал здесь

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *