«Памятник Бешеной пехоте» К.Масалёв, продолжение…

В канун 11 декабря, «Дня памяти и скорби по погибшим в Чеченской республике», посвящается…

Виды боя бывают разные. Самый простой бой-это в поле днем на малопересеченной местности. В поле легко маневрировать и принимать решения в кутузовском стиле – охваты и прикрытия, заслоны и обходы, на всю катушку можно пользоваться техникой, авиацией и артиллерией. И маневры тут самые простые, рассыпались цепью, и вперед в атаку. Попали под сильный огонь: залегли, навели артиллерию и  дальше вперед, справа и слева по одному. Пять шагов пробежал и упал, перекатился, прикрывая напарника. И ищу глазами себе новое укрытие в пяти-десяти шагах впереди. Опять вскочил, пять шагов пробежал, упал, перекатился и так далее…  Приблизился к врагу на расстояние броска гранаты, и дальше самый острый момент — гранату швырнул и вместе со взрывом вперед без остановки, дальше штыком и прикладом, в общем все просто.

dudaev

 

Самые не приятные виды боя, это зимой и в пустыне. Там сама природа с тобой воюет. Можно издохнуть или остаться инвалидом обмороженным и не увидеть противника. Не знаю, как там в пустыне, но зимой в засадах и секретах приходилось валяться. Хорошего мало, проведя ночь в снегу, на ветру к утру не только на курок нажать — автомат в руках удержать мало-реально. На Кавказе зимы то еще более-менее сносные, а если вдруг горячей точкой станет Чукотка или Якутия вот туда я точно не за что не впишусь воевать ни за идеи, ни за патриотизм, ни даже за большие миллионы…

Такой вид боя как бой высокогорье тоже считается не легким, но обученным и экипированным войскам можно много дел натворить. Основное правило в высокогорье, кто выше забрался, тот почти победил. Окопов  и траншей в горах особо не пороешь, но, используя грамотно местность, можно создавать очень мощные укрепрайоны и естественные, крайне неприступные крепости. Правда в высокогорье Кавказа правило
“кто выше, тот сильней” срабатывет не всегда, и основная причина этому – природные условия. Туманы тут не редкость и облака часто ползают ниже вершин, так что высоко забравшейся рискует оказаться в крайне не выгодном положении. Тот, кто выше сидит — как на ладони, и не видит того, кто внизу, в тумане. В начале войны, в январе 95-го, группа спецназа высадившаяся в горах, из-за такой шутки природы попала в плен. Офицеры той группы когда-то воевали в Афганистане, и используя опыт афганской войны, забрались на вершину. В результате, пользуясь туманом “чехи” беспрепятственно маневрируя обложили гору минометами и, показательно стрельнув пару раз, предложили спецназовцам выбор — смерть или плен. Спецназовцы тогда предпочли позорно сдаться…

Всеми признано, что самый жесткий, кровавый и беспощадный бой-это бой в городе! Круче него это бой в городе зимой в ночных условиях!!! В город, с его многоэтажками и узкими улицами, подземными канализациями, мостами и отсутствием места для маневра можно вводить дивизии и они будут там исчезать бесследно. В городе часто бывает, что нет фронта, нет тыла и на “ура” большой массой войск, как в поле, там вопросов часто не решить. Любой дом можно превратить в крепость, и любая улица может стать западней… Город Грозный поначалу пытались задавить немереным количеством техники и войск и в результате улицы Грозного стали могилой для тысяч солдат и офицеров. Взять город под контроль смогли лишь только к марту, когда переняли тактику боевиков. Успех начал приходить, когда поняли, что, например, только контролируя ротой перекресток можно продвигать батальон дальше по улице, уменьшив во много раз риск попасть в огненный мешок, и что, например, взвод пехоты, усиленный саперами, набитый гранатами и тротилом, и наступающий сквозь дом принесет победу скорее, чем танковый полк, прущий по улице. Снайпер на чердаке, миномет на крыше, пара гранатометов в подвале и пара пулеметов под прикрытием десятка автоматчиков на этажах — вот та самая боевая единица, которая может успешно воевать в городе. А если этот отряд усилить знающим свое дело авианаводчиком, арткорректировщиком, парой саперов  и санинструктором, то такой группе вообще цены нету. Пол сотни таких обученных отрядов, и в быстрой победе в Грозном можно было бы не сомневаться, но видать кому-то из больших генералов и политиков нужны были горы трупов и море крови, иначе как объяснить все то, что произошло в Грозном в начале войны?

Ну а нам нынче предстоит самый интересный на мой взгляд вид боя — бой в горном лесу. Пехотинец или танкист  предпочел бы, конечно, битву в чистом поле, но для разведчика лес куда как приятней…  Даже зимой в лесу поглаже, чем в поле или в горах, и теплое незаметное убежище из веток и снега соорудить и замаскировать можно, и с костром проблем не возникнет -дрова кругом. А сейчас конец мая, вообще рай, нет необходимости таскать с собой и на себе спальники и бушлаты, воюй налегке  в свое удовольствие! Плюс кавказский лес это не белорусское полесье — болот, комаров да мошек на уровень поменьше…

yarik2

…План комбрига прост, ясен и в своей простоте гениален. В Бамут мы попремся всей бригадой напрямки через лес, оставив почти всю технику на месте, и работать будем поротно. Одна рота пехоты, подкрепленная парой БМП, пойдет по лесной дороге. Задача этой роты —  навести больше шума, отвлекая на себя  внимание всех попадающихся на пути нашего следования ”чехов” ну и заодно вычислить вдоль тропы укрепленные высотки и сбивать с них боевиков. Они будут работать справа от нас. Нам же поставлена задача следующая — совместно  со спецназовцами из Владикавказа (их позывные Гусары) и второй ротой пехоты войти в лес  в километре от дороги, и выставить пехоту повзводно, на три, указанные на карте, высотки треугольником, после чего гусары уйдут в сторону и будут работать самостоятельно, а мы должны будем между тремя точками пехотных блокпостов наматывать километраж зигзагами, да по улитке в поисках приключений и “чехов”, баз боевиков и подвигов…  Остальные силы бригады прикрывают нашу возню, выполняя роль войсковой маневренной группы и резерва, на случай если мы вдруг умудримся нащупать немеренные силы противника и встрять в кровавый п..дарез, то есть при жестком встревалове нам не нужно будет а панике метаться и искать выход из сложившейся ситуации, а надо просто, по возможности, закрепиться, крикнуть в эфир “караул, все пропало!!!”, дать свои координаты и ждать помощи…  В таком стиле мы будем работать пару дней, после чего в том же порядке передвинемся вплотную к Бамуту и заходим в него с востока и юга. По идее нас там ждать не должны, и поэтому, теоретически, все должно получиться красиво и просто.

hemingui

В начале лесной дороги, в метрах ста от кромки леса стоит подбитый ментовской уазик, от него, как от маяка, мы будем расходиться каждый в своем направлении. Рота пехоты, работающая на дороге, уже пошагала в глубь леса. Не прошло и пятнадцати минут как они вступили в огневой контакт. Первая же лесная высотка у дороги оказалась занятой “чехами”, и судя по звукам долетающим до нас, долбят нашу пехоту из крупноколиберного пулемета ДШК. Сходу этой высоткой им, похоже, овладеть не удалось, но резерв у нас мощный, так что справятся. Время и нам под шумок уходить в лес…

 

***

 

…Избегая полян, открытых мест и тщательно маскируясь, не встревая ни в какие перестрелки и пропуская мимо себя всех попадающихся на пути нашего следования “чехов” (а лес действительно набит боевиками, группы от десяти до тридцати «нохчей» встречаются нам уже третий раз), соблюдая дистанцию между бойцами по пять-десять метров, наша банда из ста двадцати человек уже второй час, медленно, но верно двигается к точке номер один. Если все срастется как надо, без сюрпризов и проблем и мы сможем по- тихому расставить на указанных на карте точках три блокпоста пехоты, то можно будет разом, в одночасье заблокировать огромный кусок леса со всеми тропинками и ручьями, и, либо загонять, как волков на номера “чичей” на пехоту, либо ( если прервес сил будет не в нашу пользу) отступать почти в любом направлении, заманивая боевиков в подготовленные на точках засады. Для того что б план сработал надо всего ничего — потихонечку, на мягких лапках и без палева пройти через лес и занять каждому взводу указанное ему место.

aforizm5

Но без сюрпризов и проблем не бывает, и на третий час пешего ползания по лесу, остановившись в густом кустарнике где то в километре от точки номер один мы вдруг обнаружили, что у нас бесшумно и бесследно пропало из цепи тридцать два человека… Последний из подтянувшихся пехотинцев утверждает, что видел идущих за ним бойцов не более чем десять -пятнадцать минут назад. По предварительной договоренности все оставшиеся или потерявшиеся должны были оставаться на месте и ждать, когда за ними вернуться. Десять-пятнадцать минут с нашей скоростью это не больше километра, и Гюрза, не долго думая, решает отправить троих разведчиков с рацией обратно по нашим следам, с задачей найти потерявшихся  и привести их. Выбор пал на меня, Макса и Связь. Лично мне эта задача дико не нравится, идти с сотней людей по лесу набитому “чехами” всяко веселее чем втроем, да вдобавок возвращаться нам нужно будет по памяти, без карты и компаса (карт в российской армии дикая нехватка, в Грозном в начале войны вообще бывало наступали по туристическим путеводителям), а в чужом не знакомом лесу это может закончится тем, что искать придется уже нас самих. И опять же пока все остальные будут валяться отдыхать, мы будем наматывать километраж…

Но, во-первых, приказ есть приказ, во-вторых, взыгравшие понты и амбиции не дают мне заскулить прилюдно(как ни как задача серьезная, кому попало не доверят), ну, и в-третьих, всего-то километр туда и километр обратно топать, за пол часа должны обернуться…

…По лесу разносится эхо боя, идущего на дороге – тропе по левую руку от нас. Там сцепилась с “чичами” и рубится насмерть первая рота пехоты, выполняя поставленную перед ней задачу — навести как можно больше шума на дороге. Мы с Максом и Связью уже больше часа гуляем зигзагами по лесу, пытаясь найти наш потерявшийся пехотный взвод, и грохот этого боя служит нам ориентиром, не давая заблудиться. Трескотня автоматов слышна еле-еле (все-таки мы далековато от дороги), но крупные калибры и взрывы гранат определяются довольно четко. По долетающим до нас звукам можно даже понять, что там происходит. Сначала (пока мы еще ни кого не потеряли и углублялись в лес по своему плану) стрельба шла параллельно нашему движению и была вразнобой, видно пехота стреляла в никуда, просто в лес для собственного успокоения. Это они после утреней перестрелки с “чехами” не могут успокоиться, и судя по тому, что стрельба передвигалась, пехота продолжала движение по тропе. За тем раздались короткие очереди пулемета ДШК (это “чеховский”, у пехоты такого калибра с собой нету), стрельба стала активной, нервной и застыла на одном месте. А вскоре раздалась долбежка автоматической пушки БМП-2 (это уже наша, та, которая усиливала пехоту). Но потом видно что-то пошло  не так и звуки боя покатились в обратном направлении (видно пехота решила отойти на исходные позиции), после чего нервенность пропала и перешла вялотекущею перестрелку (похоже значит ни кто, ни чего не добился и каждый остался при своем).

donbass1

Минут двадцать назад мы засекли тени передвигающейся группы и уже решили что наконец- то нашлась пропажа, но Макс вовремя обратил внимание на их малочисленность (явно не тридцать бойцов). Это еще хорошо что они ходят по лесу как у себя дома, не особо скрываясь и разговаривая в полный голос, мы успеваем залечь и прикинуться пеньками…

… Очень близкая очередь из ДШК стеганула по нервам, как плеткой. В своих скитаниях мы все-таки подошли на опасно близкое расстояние к дороге (завалить на могут как “чехи” так и свои, разбираться, кто там шарится по лесу вряд ли кто станет), и сейчас мы наблюдаем такую картину: в метрах трехстах от нас, на маленькой высотке рядом с дорогой, “чехи” установили пулемет и, сидя боком и немного спиной к нам, с упоением долбят по «зеленке». Связь полушепотом доложил по рации:

— “Гюрза”, “Гюрза” я “Кобра-два”, наблюдаю четыре цели с большим “красавчиком”, карандашей не пилили, жду дальнейших указаний…

Выслушав речь Гюрзы, ответил:

-Есть не встревать, выходить к маяку, на связи…

После чего Связь обрадовал нас с Максиком:

-Нашлась пехота, они обратно к подбитому ментовскому уазику вышли. Нам задача — выходить на кромку леса и оттуда идти к дороге, забрать пехотинцев и бегом возвращаться обратно к Гюрзе, они там уже задолбались отдыхать…  И все надо проделать в темпе, времени мало, слишком большая задержка, до темноты можем не успеть.

Меня напрягает другая сторона вопроса:

— Нормальный расклад, выходить к дороге, но близко к дороге не подходить, могут ненароком застрелить свои…  Или нам, идя по лесу, издалека орать “не стреляй, свои!!!” Тогда чечены пристрелят! Ладно, поползли потихоньку, для начала по дальше от пулемета, здесь мы точно к дороге не выйдем…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *